Меню сайта
Форма входа
Радио
Слушать радио онлайн
Категории раздела
Анекдоты [0]
Видео [0]
Интересное видео
Погода
Восход закат
Восходы и закаты на Сахалине (г. Углегорск)
Курсы валют
Курсы валют на Сахалине
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 140

Нравится
ОНЛАЙН ПЕРЕВОДЧИК
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Карты
  • Южно-Сахалинск
  • ТОП
    Яндекс цитирования Sakhalin Online - Сахалинские ресурсы в Сети Яндекс.Метрика
    Социальные сети
    Падение Эсутору

    Падение Эсутору.

     

    В настоящей  работе речь идёт только о боевых действиях на территории современного Углегорского района в период с 11 по 17 августа 1945 года. Подробное описание Южно-Сахалинской наступательной операции в целом можно найти в книгах Багрова В.Н. «Победа на  островах» (Южно-Сахалинск, 1985) и Вишневского Н.В. «Смерть в четырёх шагах» (Южно-Сахалинск, 1995).

     В небе.

    Утром 11 августа небо над Татарским проливом было затянуто облаками. Сигарообразное тело самолёта выскользнуло из них на высоте 300 метров. Это был фронтовой пикирующий бомбардировщик Пе-2 старшего лейтенанта Михаила Додонова - командир звена выполнял свой первый боевой вылет. Впрочем, задание было «мирным»: разведка побережья от порта Тооро до порта Эсутору с целью обнаружения японских боевых кораблей и фотосъёмки объектов в портах. Однако, кораблей у японского берега не было и быть не могло: весь флот и авиация Карафуто к этому времени перебазировались в Японию и Маньчжурию. На внутреннем рейде  Эсутору стояли несколько барж и катеров. Отряды береговой обороны огня не открывали, но из-за низкой облачности маршрутная аэрофотосъёмка  экипажу Додонова не удалась. Пе-2 вернулся на свой аэродром «Знаменка» в Совгавани, не выполнив задания.

    Ни в сухопутных штабах, ни в штабе Северной Тихоокеанской флотилии (СТОФ), которой предстояло высаживать десанты на западном побережье, не было топографических карт крупного масштаба и навигационных планов прибрежных районов Карафуто. Агентурные данные о системе обороны и группировке сил японцев были скудными и противоречивыми. «Выручить» могла только авиаразведка. Поэтому Додонов, вернувшись на базу, сразу получил из штаба ВВС СТОФ новое задание: разведать аэродром в районе Усиро.

      

    К сожалению, в Усиро никакого аэродрома не оказалось. Ни ангаров, ни взлётно-посадочной полосы обнаружить не удалось. Я очень переживал, как буду докладывать о                 невыполнении боевого задания. Принял решение идти на север параллельно береговой черте.... В районе двух небольших озёр Торо и Омото обнаружил отличный аэродром с бетонированной взлётно-посадочной полосой, бетонированными рулёжными дорожками и капонирами. У двух капониров стояли самолёты-истребители. Я приказал штурману произвести фотографирование этого аэродрома, что он и выполнил....  По нашим фотоданным  лётчики 48-го авиаполка в ночь на 12 августа нанесли два бомбовых удара по аэродрому и порту Тооро. На аэродроме были повреждены два истребителя.

    М.Г. Додонов «Записки в перекидном календаре за август 1945 года».

     

    На самом деле в ночь на 12 августа самолёты МБР-2 сбросили бомбы на макеты японских истребителей. На аэродроме в Тооро, который построили за полтора года во второй половине 1943, самолётов никогда не было.

     В эту же ночь первую бомбардировку - четыре налёта - пережили жители Хама-Сигай, портового района Эсутору. Экипажи советских МБР-2 наблюдали, как под ними разгорались пожары, сопровождавшиеся взрывами.

    В течение четырёх дней авиация СТОФ наносила удары по «военно-морской базе» Эсутору и порту Усиро, совершив 143 самолётовылета. В штаб ВВС докладывали: потоплено несколько катеров и барж, разрушены портовые сооружения и аэродром, уничтожен стекольный завод, повреждена электростанция и другие военные объекты. Истребители ЯК-9, прикрывавшие бомбардировщики, не позволили японцам вести прицельный огонь из зенитных орудий береговых батарей.

    Между тем, главная задача авиации – разведка и фотосъёмка - оставались невыполненными: мешали туман и низкая облачность. Лишь 15 августа, в день накануне высадки десанта, экипаж Додонова сумел сделать качественные фотоснимки порта Тооро, прилегающее к нему побережье и береговые укрепления  в порту Эсутору. Эти фотографии с нанесённой на них сеткой квадратов десантники  использовали вместо обычных карт.

    К этому времени женщины, дети и старики покинули Эсутору. Они прятались в таёжных распадках не от бомбардировок – в городе было много надёжных бомбоубежищ.  Японская пропаганда уверяла население, что советские солдаты будут расстреливать мужчин, насиловать женщин и душить детей. Поэтому около двухсот жителей Эсутору предпочли смерть плену, покончив жизнь самоубийством.

    Те же, кто остался в горевшем городе, были полны решимости: «Микадо объявил о капитуляции, но мы будем воевать до конца!».

     

    В городе.

    Виктор Багров, ссылаясь на Архив МО СССР, утверждает, что порт Эсутору обороняла  пехотная рота. В других источниках речь идёт о силах до двух пехотных рот. Даже в этом случае можно было бы отдать должное упорству солдат, оборонявших Эсутору: против двух рот выступило два советских батальона. На самом деле большая часть защитников города вообще не была солдатами действующей армии. Десантникам противостояли резервисты – гражданское население.    

     

    К ним относились члены общества «Кокумин Гиютай», отрядов «Сентотай» и общества резервистов «Дзайгогундзинкай». На Карафуто общество «Кокумин Гиютай» создано в июне 1945 в связи с угрозой американского вторжения. В народные «добровольческие» отряды «Кокумин Гиютай» в обязательном порядке входили все непризванные в армию мужчины в возрасте от 15 до 65 лет и женщины, не имевшие малолетних детей, в возрасте от 18 до 45. Свыше этого возраста вхождение в общество было добровольным. Отряды «Кокумин Гиютай» были организованы в каждом городе и поселке. Командирами отрядов были мэры городов. Начальниками низовых подразделений назначались, как правило, лица, обладавшие военными знаниями (отставные офицеры и т. д.). Задачами «Кокумин Гиютай» являлись: организация населения на ПВО, перестройка работы предприятий на военные нужды, выполнение работ по приказу военного командования.

    С июля 1945 из состава «Кокумин Гиютай» началось формирование боевых отрядов «Сентотай» с целью их использования для нужд действующей армии. Организационно отряды «Сентотай» строились по военному образцу (батальон, рота, взвод). На Карафуто отряды «Сентотай» подчинялись региональному военному командованию (генерал-майор Ямага). В случае разгрома армейских подразделений предполагалось использование отрядов в партизанской войне. Для партизанских отрядов готовилось вооружение: пики длиной 2 м с металлическими наконечниками, ручные гранаты, ядовитые стрелы и японские сабли.

    После начала боевых действий на Карафуто основная часть членов боевых отрядов бежала вместе с населением к южным портам.

    Наиболее значительное сопротивление советским войскам оказали по приказу губернатора Тосио Оцу три отряда общества резервистов «Дзайгогундзинкай» общей численностью около 1.000 человек в районе порта Эсутору.

    Отряды действовали совместно с полицейским отрядом и отрядом береговой обороны под командованием капитана Накагаки Сигео. Несмотря на то, что высадка советского десанта в Эсутору проходила после приказа императора Японии о капитуляции, сопротивление резервистов было ожесточённым и привело к многочисленным человеческим жертвам. 

     

                 Н.В. Вишневский.  «Сахалин и Курильские острова в годы Второй мировой войны»

       В море.

    В планах командования Второго Дальневосточного фронта Эсутору отводилась особая роль. Здесь предполагалось высадить морской десант, который должен был захватить порт и перекрыть дорогу вдоль западного побережья острова. Предполагалось, что в случае необходимости десантники продвинутся в направлении Найро, где вступят в бой с японскими резервами, подходившими с юга по восточному побережью.

    Десантная операция была запланирована на 16 - 18 августа, в эти дни на 50-ой параллели наши войска должны были решить ключевую задачу Южно-Сахалинской операции – прорвать  главную полосу обороны Котонского укрепрайона.

    В состав десанта входили отряд разведки первого броска, 365-ый отдельный батальон морской пехоты (первый эшелон) и 2-й батальон 113-ой отдельной стрелковой бригады (второй эшелон).

    Командиром сил высадки был назначен командир бригады подводных лодок капитан первого ранга А.И. Леонов, десантом командовал командир 365-го батальона морской пехоты подполковник К.П. Тавхутдинов. Общее руководство осуществлял командующий СТОФ вице-адмирал В.А. Андреев.

    Командующий флотилией попал в затруднительное положение: Андреев не имел информации о ходе боевых действий на Южном Сахалине и поэтому не мог выбрать наиболее благоприятный момент для высадки десанта. К тому же не было достоверных данных о том, с какими силами противника придётся иметь дело. Удалённость баз флота от японского берега и сложные метеоусловия не позволили провести корабельную разведку. В район порта Эсутору советские корабли выходили лишь дважды. Так, 14 августа подполковник Тавхутдинов и командир разведвзвода морских пехотинцев лейтенант Арсений Егоров на «малом охотнике» подошли к порту. Под сильным огнём с берега (был ранен моторист катера) Егоров нанёс огневые точки на карту. Разумеется, при таком подходе к делу серьёзной информации получить не удалось.

    Тогда вице-адмирал принял решение: утром 16 августа высадить разведывательный десант в небольшом порту Тооро и в случае успеха захватить плацдарм в районе  Эсутору ударом с севера.  

    Поздним вечером 15 августа в бухтах Совгавани 140 краснофлотцев разместились на четырёх сторожевых катерах СТОФ («МО-27», «МО-29», «МО-33», и «МО-34»). В 21:20  первый десантный отряд в сопровождении сторожевого корабля «Зарница»  взял курс на Эсутору. Корабли шли в плотном тумане, бойцы изучали «Памятку десантнику», когда в ночном небе над ними пронеслись бомбардировщики 48-го разведывательного авиаполка. Три часа подряд на Тооро и Эсутору сыпались бомбы. Вспыхнувшие пожары были хорошим ориентиром для советских десантников, которые в 5 утра 16 августа вышли на рейд Тооро.

     16 августа.

    Первым на мол порта Тооро спрыгнули лейтенант Егоров и старший сержант Сергей Емельянов. Разведчикам потребовалось 15 минут, чтобы высадится на мол и песчаную отмель севернее ковша – здесь многих десантников вода накрывала с головой. Появление морской пехоты было столь неожиданным для японцев, что высадка десанта прошла без единого выстрела, и только когда отряд замкнул кольцо вокруг порта и закрепился на берегу, небольшая группа резервистов попыталась дать  ему отпор. Радиодонесение об овладении портом Тооро стало сигналом к выходу из Совгавани второго десантного отряда: 16-ти торпедных катеров с личным составом 365-го батальона морской пехоты.

    Разведотряд разделился на две группы, которые двинулись вглубь острова. Два взвода разведчиков во главе с лейтенантом Егоровым направилась на юго-восток к Ниси-Онура и Ню-Хаку, а группа старшего лейтенанта Давида Гадзиева (три взвода автоматчиков и стрелков) – на восток к Тооро.

     

    Морпехов Гадзиева встретил огонь шести крупнокалиберных пулемётов гарнизона Тооро.

    Список боевых потерь десантников открыл старший лейтенант Алексей Пякин, командир взвода автоматчиков. Его взвод забросал ручными гранатами японскую зенитную установку и уничтожил до взвода резервистов. Сам Пякин успел уничтожить четырёх японцев и погиб, преследуя группу резервистов, отступивших в лес. Здесь же был смертельно ранен краснофлотец Иван Черепнёв.

    Между тем, второй десантный отряд пересёк пролив и в 10:10 в полном составе был на берегу. 365 о.б.м.п. двинулся вслед за разведгруппами в двух направлениях: отряд старшего лейтенанта Болина – по дорогам на Тооро, а 1-я стрелковая рота старшего лейтенанта Широкова, 2-я стрелковая рота старшего лейтенанта Корулина и автоматчики Гадзиева – дорогами на посёлок Ниси-Онура .

    К 13 часам Болин завязал бой на окраине Тооро. Хотя в окнах некоторых домов были выставлены белые флаги, японские солдаты и полиция открыли беспорядочную и оттого малоэффективную стрельбу.

    Через три часа морские пехотинцы захватили город. В 16:30 отряд Болина вышел из Тооро на Тайхэй. Тактика морской пехоты была стандартной: блокада населённого пункта, затем - уличные бои. С воздуха удары по Тайхэй наносили штурмовики ИЛ-2.  Бой за этот шахтёрский посёлок продолжался до позднего вечера.В больнице шахты Тайхэй пациенты и медсёстры – 23 человека – решили покончить жизнь самоубийством, расположившись под кроной большого дерева. Одни приняли яд, другим медсёстры перерезали вены. Советские врачи успели спасти 17 японцев…

     Тем временем отряд Егорова вышел к окраинам Ню-Хаку. Этот крошечный посёлок был важен в стратегическом отношении, так как находился на перекрёстке шоссейных дорог Тооро-Тайхэй и железной дороги, в непосредственной близости от моста через Эсутору-Гава. Егоров коротким ударом выбил резервистов из правобережной части Ню-Хаку. Японцы отступили в лес к западу.

    На  левом берегу реки соединившийся с отрядом Егорова второй отряд 365 о.б.м.п. встретили японские парламентёры. Они предложили десантникам …сдаться. В ответ комбат Тавхутдинов потребовал сдать город, чтобы избежать напрасного кровопролития.

    В 16:00 365 о.б.м.п. (за исключением отряда Болина, застрявшего в Тайхэй) попытался с ходу овладеть районом Яма-Сигай. Но его защитники занимали господствующие высоты, откуда простреливались все подступы к городу. Контратаку японцев сорвала ударная группа штурмовиков ИЛ-2 56-го ШАП. Около 20:00, когда авиация прекратила свои действия, моряки перешли к обороне.

     2-ой стрелковый батальон 113-ой стрелковой бригады пересёк пролив на четырёх тральщиках «ТЩ». О том, что они идут «освобождать Южный Сахалин», красноармейцы узнали только в море. При подходе к побережью третий десантный отряд был обстрелян из портового района Эсутору. Один из тральщиков потерял управление, остальные, применив противоартиллерийский зигзаг, вышли из-под обстрела. Когда на злополучном тральщике исправили рулевое управление,  2/113 о.с.бр. благополучно высадился на причалы Тооро. В 22:00 стрелковый батальон под командованием майора Готы Хазиева соединился с батальоном морской пехоты подполковника Тавхутдинова. В это же время подошла рота морских пехотинцев, взявшая Тайхэй.

     17 августа.

    В течение ночи действовали разведгруппы лейтенанта Егорова и старшего лейтенанта Гадзиева. Им удалось захватить несколько мостов через канал Масурао. Это намного облегчило штурм города, так как глубина реки достигала двух с половиной метров.

    На рассвете, пытаясь удержать плацдарм возле одного из мостов, осколком мины был смертельно ранен лейтенант Егоров. Вместе с ним погиб старший сержант Емельянов, который вызвал на себя огонь из японского дзота…

    Между тем, командиры батальонов, приняли решение: утром 17 августа атаковать японцев с фронта (365 о.б.м.п., левый берег канала Масурао) и во фланг (2/113 о.с.бр., с юго-востока). По плану намечалось: 5:00 – 6:30 – авиаподготовка, 6:00 – 7:30 – артподготовка, 7:00 – начало наступления, к 9:00 – овладеть Яма-Сигай.

    Однако туман в Совгавани задержал вылет авиации и после часового артобстрела Тавхутдинов бросил десант на штурм города.

    Морские пехотинцы (1-ая рота старшего лейтенанта Болина и 2-ая рота старшего лейтенанта Широкова) форсировали канал Масурао. При этом погиб ещё один краснофлотец: Иван Батурин первым бросился на мост, был ранен очередью из крупнокалиберного пулемёта в руку, но сумел добежать до середины моста, где был ранен уже смертельно. Но пулемёт удалось засечь и подавить миномётным огнём.

    Когда  бой шёл  на улицах города,  под пули едва не попал командир десанта. Комбата прикрыл собой старшина Даманин, который огнём из автомата уложил троих резервистов.

     

    Стрелковый батальон, наступавший со стороны бумажной фабрики, где полыхали гигантские штабеля бумаги, практически не встретил сопротивления.

     

    Наша первая стрелковая рота короткими перебежками приближалась к сопкам. Со стороны японцев выстрелов по нам не было.

                           В.В. Гаврилов, красноармеец 2/113 о.с.бр.

     

    Город горел. Задыхались дымом, двигались, пригибаясь к земле, почти по-пластунски…Японцы рано утром отступили в сопки, бросили передний укрепрайон. Остались только одиночки-снайперы и смертники, которые стреляли с чердаков…

                           П.И. Пелёвин, красноармеец 2,113 о.с.бр.

     

    Поддержку десанту оказал экипаж танка Т-34. (В исследованных автором источниках этот танк упоминается лишь однажды. Откуда он взялся накануне атаки, выяснить так и не удалось; скорее всего, пришёл с севера из Амбэцу, который был взят ещё 12 августа).

     

    Целлюлозно-бумажную фабрику очистили без потерь. На её  территории десантники обнаружили рубильник, соединённый с взрывчаткой…. «Утюжили» японцев, особенно в районе нынешней почты.

                            В.И. Степанов, командир взвода Т-34.

     

    В официальной литературе утверждается, что в небе над Эсутору наша авиация появилась в 10:00. На самом деле штурмовики ИЛ-2 56-го ШАП и бомбардировщики МБР-2 48-го АП прилетели около полудня, когда батальон занял половину Яма-Сигай, а две стрелковые роты и рота ПТР окопались на сопках. 

     

    Наши самолёты стали бомбить и обстреливать город и сопки. Комбат майор Хазиев даёт команду радисту: «Передай – город и сопки не бомбить, там наши. Как понял – помаши крыльями». Самолёт крыльями помахал, развернулся и опять пошёл на нас.  Лейтенант Яшпаев выскочил из окопа с красным флагом и тут же был прошит очередью из пулемёта. Тогда Майор Хазиев дал команду перевести весь огонь в воздух по самолётам. И один бомбардировщик сразу пошёл вниз и упал за бумфабрикой. Наше отделение разведчиков – туда. Смотрим:  лётчик и радист выходят из воды, несут пулемёт. Мы спрашиваем: «Почему по своим стреляете?». Говорят: «Мы вас бомбим по радиоуказаниям с базы, с материка».

                                                                             П.И. Пелёвин, красноармеец 2/113 о.с.бр.

     

    В это время в порту Тооро высадился четвёртый десантный отряд. Транспорт «Петропавловск», сторожевые катера «БО-310» и «БО-314» доставили артиллерию и тыловые подразделения.

    Японцы отступили в двух направлениях: вдоль канала Масурао к морю и по распадку (сегодня – ул. Красноармейская) – к порту. Часть солдат бежала в сопки в южном направлении, так как вопреки приказу подполковника Тавхутдинова рота автоматчиков 2/113 о.с.бр. не перекрыла просёлочные дороги на юг.

    Для обороны портового района Эсутору Хама-Сигай у японцев уже не было сил, к тому же она была построена с расчётом отражения атаки с моря. Хама-Сигай   был взят в течение часа встречными ударами десанта с востока и 22-ой отдельной пулемётной роты с запада. Решение на высадку пулемётной роты командующий СТОФ принял ещё до боя за Яма-Сигай.

    В 10:30 боевые действия в Эсутору закончились.

    По улицам сгоревшего города, покинутого его жителями, ходили патрули советских солдат.

     

     

     

     

     

    Список боевых потерь 365 о.б.м.п и 2/113 о.с.бр.

     

    Андричан А.П., краснофлотец.

    Батурин Иван Васильевич, краснофлотец.

    1927 г.р. В армии с 1944 г. 17.08. смертельно ранен в бою за  мост через канал

     Масурао. Награждён орденом Красной Звезды.

    Безбородов В.И., ефрейтор

    Беляев Александр Игнатьевич, краснофлотец.

    1927 г.р. В армии с 1944 г. При взятии Яма-Сигай лично уничтожил 7

     резервистов. Смертельно ранен 17.08. Награждён орденом Красной Звезды.

     

    Егоров Арсений Анисимович, лейтенант.

     

    Емельянов Сергей Васильевич, старший сержант.

    1918 г.р. В армии с 1939 г. Исполнял должность командира сапёрного взвода. Погиб 17.08. вместе с лейтенантом Егоровым. Награждён орденом Красного Знамени.

    Кокорин Михаил Павлович, красноармеец.

                   1926 г.р. Умер от  ран 18.08.

    Лошкарёв А.Е., ефрейтор.

    Пякин Алексей Ананьевич, старший лейтенант.

    1914 г.р. В армии с 1937 г. Участник боёв у озера Хасан. Командир взвода  в составе отряда первого броска. Погиб 16.08. в лесу под Тооро, преследуя группу резервистов.

    Черепнёв Иван Иванович, краснофлотец.

                   1924 г.р. В бою за Тооро уничтожил трёх резервистов и снайпера. Смертельно      

                    ранен 16.08. в лесу под Тооро. Награждён орденом Красной Звезды.

    Юрганов Николай Александрович, краснофлотец.

                   1927 г.р. В составе стрелковой роты 365 о.б.м.п. лично уничтожил пять

                    резервистов. Награждён орденом Красной Звезды.

    Яшпаев Александр Константинович, лейтенант.

                    1915 г.р. Командир пулемётного взвода 2/113 о.с.бр. Погиб 17.08. в Яма-Сигай     

                    при налёте советской авиации.

     

     

     

    Рейтинг
    Sakhalin Online - Сахалинские ресурсы в Сети
    Праздники сегодня
    Информер праздники сегодня
  • Памятные события
  • Именины
    скоро Праздники
    Праздники России
    Поиск

    Время
    Календарь
    «  Август 2019  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
       1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031
    Друзья сайта
  • магазин "ЗЕЛЕНЫЙ ГОРОД"
  • магазин "УРОЖАЙ
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Карта посещений
    магазин Урожай
     
     
    Copyright MyCorp © 2019
    Конструктор сайтов - uCoz